10 июля 2015 г.

Властители Европы: Габсбурги (part II)

Находиться в Чехии и не говорить об истории - невозможно. Я не раз подчеркивала, что здесь все пропитано духом прошлого. Этот город словно тихая гавань, где всё еще можно наглядно почувствовать течение времени: средневековая архитектура, памятники, тайные подземелья, дворцы, созданные еще в королевские времена, - история вокруг и всюду. И даже тем, кто не любил этот предмет в школе, будет интересно, так как прогулки по Праге - это "практические занятия", которых нам так не хватало, когда мы были детьми. 


Предыдущий мой пост о Габсбургах закончился нелепой смертью Филиппа Красивого, наследника императорского престола, сына действующего Священно-Римского императора Максимилиана. Его всю жизнь оплакивала Хуана, обезумевшая вдова Филиппа, которая после этого события поселилась вместе с их младшей дочерью Екатериной в дворце Тордесилласе в Испании. Младший сын Фердинанд тоже жил в этой стране при дворе своего дедушки по материнской линии - испанского короля Фердинанда. Другие их дети - Элеонора, Карл, Изабелла, и Мария (запомните имена всех детей!) - воспитывались в Нидерландах и никогда не встречались со своими испанскими родственниками

За ними приглядывала сестра покойного Филиппа - Маргарита. Если вы помните, ее муж Хуан, одержимый ею, умер через 1,5 года после их свадьбы. Маргарита вышла замуж еще раз, но она снова стала вдовой. После этого молодая женщина отказалась от перспективы стать чье-либо женой еще раз, она посчитала, что уже выполнила свой долг - была замужем, причем дважды. Поэтому Маргарита воспитывала детей своего брата и по сути была правительницей Нидерландов. Она была в очень близких отношениях со своим отцом - императором Максимилианом. Отец и дочь писали друг другу письма, делились новостями, помогали советами. Вот и когда его вторая жена Бьянка Сфорца заболела, он написал дочке, чтобы та разузнала у врачей о болезни его жены. Но врачи помочь не смогли и Бьянка скончалась. В третий раз искать себе невесту Максимилиан не хотел, у него были планы куда грандиозней - занять Папский престол. Став Папой Римским, он бы решил все свои накопившиеся проблемы: реформацию церкви, затяжной конфликт с Францией, набеги турков и, главное, опустевшую казну. Он даже начал потихоньку подкупать кардиналов, которым предстояло выбрать нового Папу в случае, если нынешний скончается. Но этого не происходило - Папа Юлиус II упорно отказывался умирать! А это значило, что Максимилиану пора задуматься о судьбах своих внуков, будущее которых напрямую было связано с империей.

Итак, как и полагалось, спутников для своих внуков император искал в королевских семьях. Карлу, который теперь считался наиболее вероятным наследником императорского кресла, приходилось обручаться не раз - невесты менялись согласно тому, как менялась политическая ситуация в Европе. Элеонору Максимилиан хотел выдать замуж за богатого короля, но, увы, такие все были уже заняты, и император терпеливо ждал вестей о том, что кто-нибудь из них оводовел. А вот Изабеллу решено было выдать за короля Дании. Она была совсем юной - ей только исполнилось 13, но датский король отказывался ждать, пока она подрастет. На то были причины. Кристиан - так его звали - завел бурный роман с простолюдинкой, что в те времена крайне не поощрялось! Он даже переселил ее в свой дворец вместе с ее матерью. Мать девушки оказалась скверной старухой - поговаривали даже, что она - колуднья. Она так напирала на короля, что тот начал бояться лишиться своего трона. Ему срочно нужна была законная жена и наследники. Изабелла прибыла в Копенгаген, но встретили ее там совсем нерадужно. Несмотря на то, что она была нужна Кристиану, любить он продолжал ту простую девушку. Так одиноко императорской внучке не было никогда, но она вела себя достойно. Лишь однажды девушка написала письмо своей тетушке Маргарите, где деликатно дала понять, что находиться там ей в тягость. Родные были обеспокоены, но что-то изменить были не в силах, ведь на тот момент Изабелла родила уже троих детей. Да, Габсбурги определенно отличались терпением и силой духа, а служить империи - было их долгом. Наверно, Изабелла всю жизнь была бы добровольной пленницей, если бы не восстание против датского короля. Жители королевства взбунтовались, короля свергли с престола, и Изабелле с тремя детьми пришлось бежать. Она добралась до дома своего детства, где воспитывалась под чутким вниманием тети, но вскоре скончалась, ей было всего 24 года. Ее троих детей взяла под опеку ставшая уже незаменимой Маргарита Габсбург. 

Браки по расчету в элите были обычным делом. О любви приходилось говорить редко, и если она случалась - то это, несомненно, было исключением и удачей для молодоженов. Рассматривая семейные союзы Габсбургов, удивительным образом можно заметить, что эта династия - одно сплошное исключение. Внукам Максимилиана Марии и Фердинанду тоже повезло.

Марию в 8 лет уже обручили с сыном венгерского короля Владислава II - Лайошем. У Максимилиана и Владислава II был уговор, что если король Венгрии не оставит после себя наследников мужского пола, то все его владения перейдут Габсбургам. Первым ребенком Владислава стала принцесса Анна, на которую уже Максимилиан "положил глаз" - она бы могла стать женой его внуков - Карла или Фердинанда. Когда пошли слухи, что венгерская королева снова беременна, Максимилиан "занял" этого неродившегося ребенка для своей грудной внучки Марии. Ему повезло, что ребенок оказался мальчиком, принцем Лайошем. В 1507 году обе стороны заключили между собой серьезный договор - Анна выйдет замуж за Карла или Фердинанда, Лайош женится на Марии. Но как уже подтверждалось не раз, какие-либо договоры и обряды обручения не являются столь серьезным основанием для женитьбы, поэтому нужно было срочно предпринимать что-то большее. Когда дети немного выросли, решено было сыграть двойную свадьбу. Проблем с организацией хватало, но главной из них было отсутствие жениха для венгерской принцессы Анны. Дело в том, что предназначавшиеся для нее Карл и Фердинанд были заняты - Карла уже сосватали с английской принцессой Мэри, а Фердинанд учился в Испании при своем дедушке-короле, который даже не думал его отпускать во благо укрепления Габсбургской власти. Зная об этой нестыковке, Максимилиан все равно не отменял свадьбу, и гости постепенно прибывали в Вену. Он не привык отступать, его называли "человеком слова". Поэтому из этой неловкой ситуации нашел такой выход: он сам, встав на колени, дал обет жениться на Анне, если в течение года ни один из его внуков не освободится, тем самым сделав ее императрицей. Венгерская сторона, разумеется, не была против. Другая пара - 9-летние Мария и Лайош - тоже дали обет выбрать друг друга в законные мужья и жены. Через несколько месяцев испанский король - дед Фердинанда по материнской линии - умер, а значит, Фердинанд мог покинуть Испанию и стать женихом для Анны вместо Максимилиана. 

Тем временем император Максимилиан старел. Он понимал, что жить ему осталось не так много, поэтому делал все, что в его силах, для будущего династии. Его сын Филипп Красивый давным-давно умер, поэтому трон переходил старшему внуку - Карлу. Максимилиан, не стесняясь, подкупал курфюрстов-избирателей, он платил им деньгами, которых у него не было. Император был по уши в долгах, будучи человеком щедрым. Хотя его личные потребности были чрезвычайно скромными. Вдобавок к денежному вопросу появилась новая "проблема" - имя ей Мартин Лютер. Этот человек появился неожиданно, но помнили его еще долго. Мартин Лютер был протестантом, он написал 95 тезисов, в которых подвергал жесткой критике христианскую веру. Он осуждал церковь за торговлю индульгенциями и переманивал людей на свою сторону. Лютер очень раздражал Максимилиана, так как глава империи прекрасно понимал, что церкви нужна реформация, и знал, что это его забота, но у него всё время появлялись дела поважней. Единственной его радостью, пожалуй, были две юные девочки - внучка Мария и венгерская принцесса Анна, которые жили, росли и воспитывались у него во дворце с момента помолвки. Он дарил им презенты, баловал и уделял столько времени, сколько мог. Но однажды все-таки покинуть свой замок в Инсбурке ему пришлось - униженный позорными слухами, что даже самое скромное существование ему не по карману, он уехал из дворца. В пути император тяжело заболел и вскоре скончался. Возможно, кто-то скажет, что это был недостойный императора уход - ведь он покинул свой дворец с тяжелым сердцем, обиженный на распространившуюся молву о его затруднительном финансовом положении. Но как бы то ни было, Максимилиан был одним из великих "архитекторов" Священно-Римской Империи и династического дома Габсбургов. Он испытал немало трагедий, но всегда находил в себе силы быть стойким. Во многом ему помогала музыка - его страсть! Даже в последние дни жизни для него играли музыканты. А еще он был благодарен за то, что однажды ему несказанно повезло - он смог по-настоящему полюбить. И последняя его воля связана именно с этим. Император пожелал, чтобы его сердце было перевезено в Брюгге и положено в саркофаг, в котором покоилась его любимая жена Мария Бургундская. 


Старший внук Максимилиана Карл, непосредственный наследник, рос в Нидерландах со своими сестрами. Он не был красавцем, но относился к этому с иронией. Когда его отец Филипп Красивый умер, а безумная мать Хуана поселилась в испанском замке, ему было 6 лет. Может, ему не доставало родительской заботы, но со стороны прислуги ее было даже слишком много. Он практически никогда не находился наедине с собой, а оттого, вероятно, с детства стал довольно закрытым человеком. Лишь немногих он пускал в "свой мир". Единственным, что могло его заставить чуть себя свободным, была музыка. Он, как и его дед, находил в музыке небывалое умиротворение. Говорят, ничто его не могло вывести из себя так, как фальшивая нота. Как будущему императору, Карлу пришлось рано повзрослеть. В 6 лет мальчик стал главой Ордена Золотого Руна (аристократический орден, защищающий веру и церковь) , в 7 он подписывал важные бумаги, в 8 уже писал письма Папе Римскому, а в 10 был членом Государственного Совета. Он практически не был ребенком в привычном для нас понимании. Он почти не дурачился, не проказничал, мало смеялся. Карл с ранних лет осознал свой долг империи и королевская власть стала для него высочайшим призванием. Во времена, когда он рос, люди все с большим интересом изучали карту мира, бороздили по морям, открывая новые земли, и обновляли свои знания о Земле. Границы Священной Римской Империи были размытыми - они ширились во все стороны Европы: от восточных австрийских земель до Нидерландов, на юге охватывали земли Неаполя и Испании, а потом наискосок через океан к землям Нового Света. Карл со всей серьезностью подходил к изучению своих будущих земель, атласа мира, а потом много путешествовал. Первое его плавание состоялось в 17 лет (Максимилиан тогда еще был жив и правил империей) - он отправился в составе императорского флота в Испанию, чтобы разделить наследство своего деда-короля по материнской линии. Путешествие выдалось тяжелым - сначала они наткнулись на пиратов и, потеряв, увы, один корабль, они ушли от них, потом их застала непогода, из-за которой им пришлось сменить курс и соответсвенно выйти к не тем землям. Впрочем, вся его дальнейшая жизнь была наполнена изнурительными поездками. Он путешествовал так много, как ни один монарх во всем мире. В Испании Карлу представили 2 незнакомцев - мускулистого загорелого моряка и нервного астронома. Они пришли к нему с глобусом за поддержкой. Указав на линию посередине глобуса, делящую его пополам, они пообещали, что все неоткрытые земли западнее этой линии отойдут Испании, а восточнее - Португалии, стоит только отправить их в кругосветное плавание. Все земли с пряностями моряк Магеллан пообещал Карлу. Карл, страстно увлекавшийся географией, профинансировал три четверти всех расходов на путешествие и в течение нескольких лет ждал каких-либо вестей. Через 3 года один единственный уцелевший корабль "Виктория" вошел в порт Севильи, имея на судне команду из 18 оставшихся в живых, истощенных человек, в то время как Магеллан уже покоился в чужой земле, на Филиппинах. С большой гордостью и несказанной радостью Карл написал своей тете Маргарите, что один из его кораблей совершил первое кругосветное путешествие и привез ему корицу, мускат, имбирь и сандаловое дерево! 



Как я подчеркнула в начале повествования, шестеро детей Филиппа Красивого и безумной Хуаны никогда не жили вместе под одной крышей. Фердинанд и Екатерина жили в Испании, остальные четверо - в Нидерландах. Тем не менее они хорошо чувствовали друг друга и были одной командой - обособленные ото всех, но сплоченные между собой. Во время своего первого путешествия в Испанию Карл, наконец, увиделся с душевнобольной матерью, которая уехала, когда ему было 6, познакомился со своим братом Фердинандом и самой младшей сестрой Екатериной. Позже уже с сестрой Элеонорой он навестил мать еще раз в ее замке Тордесилласе. Вопреки тому, что жизнь Карла постоянно находилась под тщательным наблюдением, эта встреча с матерью была очень личной. Мы можем только догадываться, о чем они говорили, но после этого визита он при каждой удобной возможности посещал Хуану и подолгу с ней беседовал. Меланхоличная сторона Карла досталась ему, несомненно, от матери. И, пожалуй, именно после долгих разговоров с ней он вынес для себя один из самых важных уроков в жизни - быть разумным в любви. 

Хуана, несмотря на свое пожизненное добровольное заточение и безумство, считалась после смерти своего отца, короля Испании, главной наследницей. Жители Кастильи ее признавали своей королевой. Но все вокруг, включая Хуану, понимали, что эта роль ей не по силам, поэтому она официально передала власть Карлу. Карла же в то время заботила еще одна проблема - сестра Екатерина. Маленькая принцесса жила в суровых условиях, в ее крохотной комнате не было даже окон. Девочку плохо одевали и, конечно, она не получала должного образования, уроков этикета, которые бы подготовили ее к единственно возможной карьере в семье Габсбургов - выгодному замужеству. Карл с Элеонорой решили выкрасть сестру, но с такой безумной матерью это было несколько сложно. Тем не менее уже через несколько дней Екатерина очутилась в королевском дворце. Когда Хуана заметила "пропажу", инцидент урегулировали, Карл имел особый подход к матери. Многие во дворце заметили, что именно младшенькой достались все черты ее отца Филиппа Красивого, - Екатерина была краше всех своих сестер. Она быстро обучилась манерам, стала посещать светские рауты вместе со своей семьей. Между тем, старшая габсбургская сестра Элеонора после замужества с королем Португалии овдовела. Теперь на трон взошел сын умершего короля. Его хотели женить на Элеоноре, но потом решили сделать его женой Екатерину, которой к тому моменту исполнилось уже 16 лет. Так сложились судьбы дочерей Филиппа и Хуаны, внучек Максимилиана. Впрочем, девушки на большее претендовать не могли, вся власть и все лавры, как говорится, королям. Карл и Фердинанд вкусили этого сполна.

Первую свою встречу, наверняка, и Карл, и Фердинанд запомнили надолго - ведь с нее началась великая дружба. Два родных брата, два принца, два законных наследника и два главных соперника - так как Фердинанд вырос с Испании при дворе своего деда-короля (которого тоже звали Фердинандом), народ видел именно в нем своего правителя. Карл был чужаком, да и его нидерландская свита вела себя в Испании неподобающим образом, что вызывало бурю возмущений у местных жителей. Некоторые монархи пытались рассорить братьев, чтобы ослабить  в дальнейшем империю, но ничего не выходило. Карл и Фердинанд после первой же встречи стали друзьями и соратниками. Фердинанд, как и подобает младшему, с большим уважением относился к брату и, безусловно, признавал его правителем. Но народ все же с трудом мирился с этим и проявлял больше почтения Фердинанду. Чтобы это отношение изменить, решено было отправить Фердинанда в Нидерланды до той поры, пока Карлу не удастся закрепиться в Испании. К слову, с того момента Фердинанд никогда больше не появился в стране, в которой вырос..

Когда император Максимилиан скончался, Карл находился в Испании уже в качестве короля. Как вы помните, Максимилиан в последние годы жизни успел позаботится о том, чтобы на его трон взошел старший внук, - он подкупил несколько курфюрстов. Однако, после его смерти все обещания избирателей испарились! Поскольку Карл уже был королем Испании, курфюрсты решили, что он теперь способен заплатить больше, и почти открыто вели торги за престол. Кстати, желающих было много. На этом "поле боя" проявили себя и французский молодой король Франциск I, и английский король Генрих VIII, и венгерский король Лайош (который был женат на сестре Карла Марии), и еще пара монархов. Все понимали, что победитель получит огромное влияние над Европой, и в эти дни выборов в буквальном смысле решалась ее судьба. В ход были пущены большие деньги, хитрость и смекалка. Но после продолжительной борьбы не власть и не деньги сыграли решающую роль, а воля немецкого народа. Помимо курфюрстов, люди тоже обладали правом избирателей и они, все еще помня могучего Максимилиана, сильного, благородного и волевого, предпочли всем остальным кандидатам Габсбурга. Так Карл в 1519 году стал следующим императором. 

Большинство европейских монархов, разумеется, таким исходом были недовольны. Среди них был и Папа Римский, поддерживающий французского короля. Карлу победа тоже далась нелегко - он влез в огромные долги, с которыми ему за всю жизнь так и не удалось расплатиться. Он строго распоряжался финансами, экономил, отказывал в некоторых потребностях, но по-прежнему оставался в минусе. Помимо этих трудностей его всю жизнь преследовали другие. Так, например, объявился вновь протестант Мартин Лютер. Его неожиданно стали поддерживать немцы и даже некоторые из курфюрстов, в то время как Папа Римский открыто обвинял его в ереси. Карл оказался меж двух огней - ему нужно было расположить к себе Папу и не потерять доверия со стороны немецкого народа, который его выбрал императором. Он понимал, что церковь нуждается в реформе, но только в реформе "изнутри" путем личного выявления всех минусов. Он дважды, вступая на императорский трон, поклялся защищать единство веры, а потому не мог допустить, чтобы какой-то протестантский монах противопоставлял себя многовековому христианскому миру. Император лично отвечал на все вызовы Мартина Лютера и был полон решимости пожертвовать собой, своей семьей, своей кровью ради веры, которая объединяет всю империю. В конце концов Лютера заключили под замок - для его же безопасности, как говорили.
Но вздохнуть полной грудью Карлу не удалось - началась гражданская война в Испании между нидерландцами и местным населением, потом французский король объявил войну империи, а вдобавок к этому Османская империя, окрепшая и имеющая виды на Европу, угрожала своими набегами. Все время правления Карла было омрачено войнами. Не знаю, насколько сильным нужным быть человеком, чтобы не только с достоинством, но и с победными лаврами выходить из этих передряг, но Карл побеждал всех, за исключением одного врага - с Мартином Лютером покончено не было. Но это долгая история, которая тянулась еще многие столетия. С протестантскими взглядами боролось не одно поколение Габсбургов.

Тем временем Карл все больше завоевывал симпатию и доверение со стороны народа. Он совершал благие дела, боролся с пиратством, освобождал рабов, принимал в свой космополитный мир молодых людей, для которых было честью служить императору. Но разрозненность его владений не давала ему покоя - земли империи ничего не связывало, это по сути были отдельные, самостоятельные королевства, которые он так мечтал сплотить. А пока сплотить их удавалось лишь посредством семьи - тетя Маргарита правила Нидерландами, брат Фердинанд был правителем немецко-говорящих земель, сестры были королевами 
Франции, Португалии, Венгрии и Богемии, Дании, Норвегии и Швеции. Екатерина Арагонская, его тетя по материнской линии, делила трон Англии с Генрихом VIII. Вся сила была в семье, не иначе!


Я давно для себя уяснила, что все наши страхи, особенности характера и принципы во многом основываются на нашем детстве. Читая о Карле, эту закономерность тоже можно проследить. В Империи говорили, что у него сердце на замке. Он был закрытым, холодным, серьезным, но жестоким не был. Скорее, принципиальным - даже если его принципы расходились с хорошими манерами. Карл никогда не позволял себе злорадствовать над врагами, а свои успехи приписывал удаче или Божьей помощи. В Империи его стали очень уважать и недоверие сменилось восхищением. Друзей у него не было, однако родственные отношения с братьями и сестрами всегда его согревали. Его тетушка Маргарита, правительница Нидерландов, была предана ему до конца своих дней - в 1530 году она умерла. Впрочем, повиновались его воле все члены семьи - Элеонора даже вышла замуж за французского короля, что должно было послужить неким примирением между сторонами, но этого не произошло. Франция продолжала конфликтовать с империей, а король совсем не уделял времени Элеоноре, предпочитая целый ряд любовниц. Несчастна была Элеонора еще и потому, что не могла никак родить детей. Говорят, король заразил ее сифилисом. 
Помимо Элеоноры, Карл "пристраивал" и других своих сестер и племянниц. Марию, чей муж - венгерский король Лайош погиб в битве - Карл задумал снова выдать замуж, но та отказалась и заняла место тети Маргариты в Нидерландах. А дочерей своей покойной сестры Изабеллы император еще в раннем возрасте обручил с "нужными" герцогами. 

Что же до самого Карла -  жениться он не торопился, но тщательно присматривался - невесты менялись одна за другой. В итоге он выбрал принцессу Португалии - Изабеллу, которая бы могла в качестве приданого дать империи целый миллион дукатов. Этот выбор был основан исключительно на политике и расчете. Но, как часто бывало в семьях Габсбургов, супружество оказалось очень счастливым. Девушка стала для Карла настоящим сокровищем и родственной душой, будучи особой гордой и аристократически сдержанной. Даже во время первых родов Изабелла сказала: "Я лучше умру, чем буду кричать от боли", а затем накрыла свое лицо салфеткой, чтобы никто не видел страданий императрицы. Они с мужем в этом определенно были похожи. Первенца супружеской пары назвали Филиппом - в честь отца Карла. Дом был полон счастья! Но, увы, там император проводил совсем немного времени - он часто находился в разъездах, был занят государственными делами. Он с тяжелым сердцем покидал свою жену, писал ей трогательные письма и всегда ждал возвращения домой. Между тем, Изабелла снова и снова рожала. Каждые последующие роды делали ее все более слабой, а из 8 детей в живых остались только трое. Из-за частых родов она жила с постоянными болями и во время последней беременности болела так, что Карл не отходил от нее ни на шаг. К сожалению, с этими родами Карл потерял и родившегося ребенка, и свою драгоценную жену. Чтобы никто не видел его страданий, он отправился в монастырь, где долгое время еще переживал потерю супруги. Но оправиться император так и не смог. После смерти Изабеллы меланхоличная сторона в Карле проявлялась все сильней, он носил только черное, стал часто болеть. Он до сих пор искал компромисс в назревавшем все эти годы религиозном конфликте, но безрезультатно. Последней каплей для Карла стала ссора с братом Фердинандом, с которым его связывали очень теплые отношения и который являлся его официльным наследником. Камнем преткновения стал, разумеется, императорский престол. Когда Карл лишился жены, всю свою любовь он выражал на сыне Филиппе и, конечно, он беспокоился о его будущем. По этой и ряду других причин Карл решил ввести прямое наследование трона, которое буквально обходило стороной сына Фердинанда - Максимилиана. То есть в будущем Фердинанд должен был передать свой трон племяннику, а не сыну. Фердинанд, всю жизнь покоряющийся брату, на этот раз оказал сопротивление, и на то были объективные причины. Филипп совсем не обладал обаянием и ловкостью, он не умел ездить верхом, не интересовался охотой, пьянел от глотка вина, был неуклюжим. Максимилиан напротив слыл "душой компании", завоевывал моментально симпатию и пользовался популярностью среди знати. Долго препираясь друг с другом, господа конфликт все же формально разрешили. Фердинанд снова уступил брату. Однако, отношения между ними уже никогда не стали прежними. 

Карл, уставший от ответственности и забот, натерпевшийся потерь и горя, в свои 55 лет выглядел болезненно и раздавленно. А последовавшая война с протестантскими французскими войсками совсем его ослабила. Эту войну он проиграл, и империя, которую он так мечтал объединить, теперь была расколота на два религиозных лагеря. Он больше не в силах был проявлять твердость характера - часто его можно было застать залитого слезами. Поэтому, чтобы сохранить память о себе, как о человеке сильном, он принял решение сложить с себя полномочия императора и отказаться от короны. И вот, в зале, где он когда-то клялся служить империи, Карл оказался вновь - на этот раз он выступал перед своими вероподанными, говорил о своей усталости, путешествиях, результатах и неудачах. Его глубокая речь не оставила никого равнодушным, поэтому можно с уверенностью заключить, что покидал он свой пост достойно и именно таким его запомнили те, кому он служил все эти годы. 

Последние свои годы Карл провел далеко в горах, в доме, который построили специально для него. Он, наконец, жил для себя, читал любимые книги, увлекался астрономией. Перед смертью он попросил принести портрет его жены, написанный Тицианом, и картину, где он был изображен с Изабеллой и их детьми. Он долго смотрел на произведения, а потом с дрожью в голосе сказал, что плохо себя чувствует. Последними его словами были "Oh, Jesus!". 

Так закончилась эпоха правления Карла Габсбурга - человека, который до самого конца верил. Он верил в свое предназначение и в то, что с достоинством следовал ему всю жизнь. Он верил в любовь и в сокрушительную магию этого чувства. Он верил, что сила - в единстве. И он всегда был предан тому, во что верил.


Продолжение следует...


Комментариев нет:

Отправить комментарий